Черноморский флот

20 октября 1696 г. при Петре I на Азовском море
начато строительство Военно-Морского Флота
1700-1721гг. во время Северной войны создан Балтийский флот.
1731 г. - создана военно-морская флотилия на Дальнем Востоке
1783 г. – создан Черноморский флот.
1918 г. – ВМФ России расформирован, создан Рабоче-Крестьянский Красный Флот (РККФ)
1937 г. – создана Северная военная флотилия
1946 г. - РККФ официально переименован в Советский ВМФ.
1991 г. - создан ВМФ Российской Федерации

Черноморский флот

Сообщение administrator 13 окт 2008, 18:40

Во второй половине ХVIII века Россия добилась крупных успехов в борьбе за выход к морям и утвердилась на берегах Азовского и Черного морей. В результате русско-турецкой войны 1768-1774 гг., по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору, Россия получила часть земель между Днепром и Бугом, Кубань, Азов, Таганрог, Керчь, Еникале, Кинбурн. Крымское ханство объявлялось независимым от Турции.

Несмотря на подписание мирного договора, между Россией и Турцией развернулась дипломатическая борьба за Крым. Результатом этой борьбы явилось присоединение Крыма к России. Рескриптом императрицы Екатерины от 8 апреля 1783 г. “полуостров Крымский, Тамань и вся Кубанская сторона” были включены в состав России. Крымский хан отказался от престола. Присоединение Крыма к России имело прогрессивное значение: с ликвидацией крымского ханства навсегда была устранена угроза разорительных набегов с юга на русские земли, Турция лишилась основной базы своей агрессии в северном Причерноморье. Для защиты отвоеванных у Турции исконно русских земель и обеспечения судоходства на Черном море Россия нуждалась в сильном флоте.

Длительное время шли поиски удобных мест для базирования главных сил флота. Одной из таких бухт оказалась Ахтиарская, расположенная на юго-западном берегу Крымского полуострова, у развалин древнего Херсонеса.

2 мая 1783 г. в Ахтиарскую бухту прибыла эскадра из пяти фрегатов и восьми других судов Азовской флотилии под командованием вице-адмирала Ф.А.Клокачева. 7 мая в бухту вошли 11 судов Днепровской флотилии. С этого времени морские силы на юге России стали именоваться Черноморским флотом. В честь его основания в том же году была отлита медаль “Слава России”.

3 июня 1783 г. в торжественной обстановке были заложены первые четыре здания будущего города и порта. Первоначально он назывался Ахтиар (Белый утес), а затем в соответствии с Указом Екатерины II от 10 февраля 1784 г. был назван Севастополем (“Достойный город”).

В 1785 г. был утвержден первый штат Черноморского флота, по которому он должен был иметь 12 линейных кораблей, 20 больших фрегатов, 5 боевых шхун, 18 транспортных и вспомогательных судов. Флот быстро рос. Уже к маю 1787 г. он насчитывал в своем составе 46 вымпелов: 3 линейных корабля, 12 фрегатов, 3 бомбардирских корабля, 28 других военных судов.
administrator
Администратор
 
Сообщения: 251
Зарегистрирован: 19 сен 2008, 15:49

Re: Черноморский флот

Сообщение administrator 13 май 2009, 17:52

Сегодня Россия отмечает День Черноморского флота. Этот праздник был учрежден в 1996 году и отмечается ежегодно 13 мая.

После присоединения Крыма к России императрица Екатерина II подписала указ об основании Черноморского флота.
13 мая 1783 года в Ахтиарскую бухту Черного моря вошли 11 кораблей Азовской флотилии под командованием адмирала Федота Клокачева. Это произошло через два месяца после присоединения Крыма к России.

Вскоре на берегах бухты началось строительство города и порта, ставшего главной базой российского флота и получившего название Севастополь..


Черноморцы! Попутного ветра Вам и семь футов под килем! Ура!
Вложения
1.jpg
Вход эскадры адмирала Клокачёва в Ахтиарскую бухту в мае 1783 г
1.jpg (29.77 Кб) Просмотров: 8740
administrator
Администратор
 
Сообщения: 251
Зарегистрирован: 19 сен 2008, 15:49

Re: Черноморский флот

Сообщение Александр 16 июн 2010, 06:14

Александр
 
Сообщения: 598
Зарегистрирован: 24 июн 2009, 05:14

Re: Черноморский флот

Сообщение Александр 28 дек 2011, 10:11

Последний подвиг Русской эскадры

Армия генерала Врангеля ушла из Крыма 11-16 ноября 1920 г.. В те дни на 130 гражданских и военных судах Россию покинули около 150 000 военных и гражданских лиц, они прибыли в Константинополь. Побежденная союзница Германии Турция была оккупирована войсками Антанты – военными союзниками России. Однако они потребовали роспуска 60-тысячной армии. Генерал Врангель воспротивился этому: «Я несколько недоумеваю, как могут возникать сомнения, ибо принцип, на котором построена власть и армия, не уничтожен фактом оставления Крыма». Белые воины решили сохранять боеспособность любой ценой. Сухопутные войска разместились лагерем на пустынном островке Галлиполи, а русскому флоту французы разрешили стоянку в тунисском порту Бизерта.
Рано утром 23 декабря 1920 г. пассажирский пароход "Великий князь Константин" первым вошел в бизертский порт. Историк Кноринг, находившийся на борту, вспоминал: «Рано утром мы входили в Бизерту. Прошли каналом, который соединяет большое внутреннее озеро с морем. Справа развернулась пальмовая аллея перед пляжем. Вокзал с башней в мавританском стиле. Вдали казармы, тоже восточные по виду. Перед нами развертывался городок чистый, живописный. Вместе с любопытством рождался вопрос: что будет с нами?»
27 декабря прибыл линкор "Генерал Алексеев", на котором находились гардемарины и кадеты Севастопольского морского корпуса. Особенно торжественно был отмечен приход флагманского старого трехтрубного крейсера "Генерал Корнилов". Ранее он назывался "Очаков", с которого в далеком 1905 г. руководил Севастопольским революционным восстанием лейтенант Шмидт. Командующий эскадрой вице-адмирал Кедров со своим штабом стоял на мостике крейсера и приветствовал каждое русское судно, уже стоявшее в порту. К 29 декабря суда, покинувшие Константинополь с первым конвоем, были в Бизерте. После этого Кедров сдал командование эскадрой контр-адмиралу М.А. Беренсу. Начальником штаба был назначен контр-адмирал Александр Тихменев.
Настроение у всех было хорошее: дошли, целы. Так что первый тост за новый 1921 год был достаточно радостным: "За скорейшее возвращение!". Тогда многие верили, что приведут себя в порядок и вернутся на Родину… - Так начинается литературный сценарий "Голгофа русской эскадры" двухсерийного документального фильма Константина Капитонова о последнем прибежище русского флота в Бизерте.
Тунис в это время был владением Франции, которая формально была союзницей России в Первой мiровой войне, но предала ее. Предала и поощрением Февральской революции через масонские структуры, и заявлением Клемансо на Версальской мирной конференции: "России больше нет". Однако русский Андреевский флаг развевался над русским флотом в Бизерте до октября 1924 года.
К середине февраля 1921 г. в Бизерту прибыло 33 корабля, включая два линкора "Генерал Алексеев" и "Георгий Победоносец", крейсер "Генерал Корнилов", вспомогательный крейсер "Алмаз", 10 эскадренных миноносцев, четыре подводные лодки и еще 14 кораблей меньшего водоизмещения, а также корпус недостроенного танкера "Баку". Общее число беженцев составляло 6388 человек, из которых – 1000 офицеров и кадет, 4000 матросов, 13 священников, 90 докторов и фельдшеров и 1000 женщин и детей.
Дочь морского офицера А.А. Ширинская, находившаяся в их числе, вспоминает: «Прибывшие корабли со всеми находящимися на них офицерами, матросами и гражданскими лицами посадили на карантин. Вот что писал об этом капитан 1-го ранга Владимiр фон Берг: ярко-желтые флаги взвились на мачтах. Французский карантин покрыл русские суда. Никто не смел съехать на берег, никто не смел подойти к нам. Что за болезнь была на эскадре? Оспа, тиф или чума? Нет! Не того опасались французы: от тифа и чумы есть прививка. Мы прибыли из страны ужасной болезни — красной духовной заразы. И вот этой заразы, пуще другой, боялись французы».
Более точная причина: как и в Константинополе (Галлиполи), правительство Франции хотело как можно скорее избавиться от Русской армии. Ибо правящие круги Антанты под давлением еврейских банкиров Уолл-стрита вступили в тайное соглашение с большевиками о торговле и сотрудничестве (это была главная причина нэпа в 1921 г.).
В оплату снабжения эвакуировавшейся русской армии французы конфисковали все ценности, вывезенные Врангелем из Крыма, личные счета офицеров в иностранных банках, и, разумеется, приглянувшиеся суда как в Константинополе, так и в Бизерте. В счет этого русских снабжали провиантом со складов французской армии. Часть снабжения осуществлялась стараниями американского и французского Красного Креста. Со временем количество пайков и их размеры начали сокращаться, а ассортимент - ухудшаться.
Но материальные трудности преодолевались дисциплиной, взаимовыручкой, православным чувством братства и единой судьбы. И конечно – чувством долга перед Россией, мыслью об освобождении России. Матросы и офицеры продолжали поддерживать боевое состояние своих кораблей, они не сомневались, что скоро возобновится борьба с большевицкими оккупантами. На кораблях, как положено, поднимались флаг, гюйс, проводились учения, были организованы артиллерийские, штурманские курсы, курсы подводного плавания.
Офицеры воссоздали в Бизерте Морской корпус, классы которого в 1921 г. разместили на горе Кебир, в трех километрах от центра Бизерты, в старом форте. Рядом разбили лагерь для персонала и складов. Началась подготовка младших офицеров и гардемаринов. Под руководством директора училища адмирала А. Герасимова программы занятий были преобразованы для подготовки воспитанников в высшие учебные заведения во Франции и в других странах. Однако директор подчеркивал, что они «готовились стать полезными деятелями для возрождении России». (Морской корпус просуществовал до мая 1925 года.)
Помимо этого, русская эскадра сохраняла культурный уровень своей жизни: читали лекции на самые разные темы, ставили самодеятельные спектакли, создали хор, библиотеку, на "Георгии Победоносце" была открыта школа, где преподавали адмиралы, генералы, ученые. В ней дети получали полный гимназический курс, точно как в России. С 1921 по 1923 гг. под руководством капитана 2-го ранга и историка флота Н. А. Монастырева выходил машинописный "Бизертинский морской сборник".
Разумеется, в эскадре постоянно служило духовенство под руководством о. Георгия Спасского, который был до революции законоучителем в Севастопольском Морском кадетском корпусе, а с 1917 г. - главным священником Черноморского флота (по предложению вице-адмирала А.В. Колчака). В Бизерте он устроил воскресную школу для детей.
В октябре 1922 г. морской префект Бизерты получил приказание сократить личный состав Русской эскадры до 200 человек. Это было равносильно ликвидации. Начались переговоры, длившиеся несколько дней, которые закончились тем, что было разрешено оставить 348 человек. Командующему пришлось согласиться, хотя он не терял надежды увеличить это число путем ходатайства через Париж. 7 ноября было назначено списание, причем, морской префект настаивал на скорейшем проведении этой меры. По этому поводу командующий Беренс отдал приказы о списании на берег в семь устроенных лагерей, дав «следующие советы на основании бывших случаев»:
«1)По приходе в лагерь сразу завести свои строгие порядки, помня, что как бы ни был строг свой, он все же легче, чем более льготный, но введенный из-под чужой палки.
2) При уходе на работы, придется встретиться с недоброжелательством евреев и итальянцев, старающихся бойкотировать русских и ведущих против них агитацию. Боритесь с ними их же оружием, то есть, сплоченностью и солидарностью. Поддерживайте друг друга. Нашедший хорошее место, старайся пристроить своих. Держитесь друг друга, так как в единении сила.
3) Не верьте всяким слухам о возможности массовой отправки в славянские и другие страны. Когда такая возможность представится, все будут оповещены официально мною или штабом. Пока для поездки туда требуется личная виза».
Не все гражданские лица могли вынести жизнь в лагере. Поэтому в плавучее общежитие переоборудовали броненосец "Георгий Победоносец", где поселили семейных моряков старших возрастов. Остальных разместили в лагерях под Бизертой. Остававшиеся на кораблях моряки продолжали нести свою, теперь вдвойне нелегкую, службу. Надо было содержать в порядке вооружение, механизмы, машины. Это приходилось делать офицерам, ибо матросов не хватало. Надлежало проводить учения по боевой подготовке, осуществлять текущий и доковый ремонт.
Морякам в Бизерте французами выплачивалось символическое жалование от 10 франков – для рядового матроса, до 21 франка для командира судна в звании капитана 1-го ранга.
Однако Русская эскадра жила строгим распорядком дня и сумела обезпечить достаточно высокое медицинское обслуживание не только своей колонии, но и местного населения. До осени 1922 г. на морском транспорте "Добыча" действовала операционная. Для помощи заболевшим и временно потерявшим трудоспособность создали больничную кассу.
Ширинская рассказывает: «В поисках средств для существования почти все прибывшие соотечественники оказались в равном положении, невзирая на чины или образование. Только врачи могли надеяться на работу по специальности. Престарелый генерал Завалишин просил место сторожа или садовника. Генерал Попов, инженер-механик, как и двадцатилетний матрос Никитенко, искали место механика. Алмазов, который когда-то готовил докторскую степень по международному праву в Париже, был готов выполнять обязанности писаря. Моя мама, как и многие дамы, подрабатывала дома, штопая одежду, стирала и гладила белье. Мария Аполлоновна Кульстрем, вдова бывшего градоначальника Севастополя, ходила по домам штопать белье. Все ее дни были разобраны между французскими видными семьями города…».
Добросовестность русских людей, готовность довольствоваться скромным были оценены окружающим их разнородным обществом, в том числе в тунисской деревне, где русские работали землемерами или надзирателями, строили дороги. Вечерами эмигранты собирались вместе, вспоминали о навсегда ушедших временах, беззаботных днях жизни на родине. За горькой повседневностью действительности, по словам А. Ширинской, вставали облики милого прошлого: новогодние и пасхальные визиты, целование рук. «Отчасти в первые годы мы еще жили в мире, который навсегда покинули, и, возможно, это именно помогло нам».
Везде, где селились беженцы, стихийно рождался хор. Привезенные с родины партитуры Гречанинова, Архангельского, Чеснокова открыли местному обществу русскую классику. Немало бизертской молодежи тех лет брали уроков музыки у русских преподавателей. Существовал даже духовой оркестр под управлением одного из русских офицеров. Ежегодно в праздник Успения Богородицы жившие в городе итальянцы устраивали большую процессию, в которой маршировал и русский оркестр.
Между тем, отношение французских властей к эскадре, ее экипажам и командирам ухудшалось. Не довольствуясь сокращением личного состава и упразднением гардемаринских рот, они взялись и за корабли. Чтобы восполнить недавние потери своего флота в Мiровой войне, они еще в июле 1921 г. увели из Бизерты самый современный корабль эскадры - транспорт-мастерскую "Кронштадт", дав ему свое название "Вулкан". Во время войны он конкурировал в ремонте кораблей с севастопольским портом, а в Бизерте давал работу сотням квалифицированных матросов. Ледокол "Илья Муромец" стал французским минным заградителем "Поллукс". Морское министерство приобрело и недостроенный танкер "Баку". На 12 единиц пополнился флот министерства торгового мореплавания Франции. Итальянским судовладельцам достались транспорты "Дон" и "Добыча", мальтийским - посыльное судно "Якут".
И вот настал 1924 год, когда бывшие союзники России официально признали ее оккупантов "русской властью" на международной арене. Повсеместно были закрыты прежние русские дипломатические представительства и в них стали вселяться сотрудники-соплеменники Троцкого... Французы отказались тратить даже прежние крохи на русских моряков и рассматривать оставшиеся корабли как русскую колонию.
29 октября 1924 года на всех русских кораблях был спущен Андреевский флаг. А.А. Ширинская вспоминает: «Собрались все, кто еще оставался на кораблях эскадры: офицеры, матросы, гардемарины. Были участники Первой мiровой войны, были и моряки, пережившие Цусиму. И вот в 17 часов 25 минут прозвучала последняя команда: "На Флаг и Гюйс!" и спустя минуту: "Флаг и Гюйс спустить!"…». Корабли Франция должна была передать представителям большевицкого правительства, но долго не могли договориться об условиях передачи. Постепенно корабли были отправлены в металлолом…
К концу 1920-х годов большинство эмигрантов разъехалось по разным странам, большинству удалось попасть во Францию, где много русских белых воинов работали таксистами и рабочими на заводах. В Тунисе осталось не более 700 человек, которые устроились на общественных работах, в госпиталях, мастерских, электростанциях, аптеках, кассирами и счетоводами в бюро. В основном русские прижились в местном французском военном гарнизоне и связанной с ним европейской колонии.
Тем не менее эта маленькая русская община совершила еще один подвиг, достойный русского имени. Было решено построить храм в память о Русской эскадре. Образованный для этого Комитет обратился с призывом ко всем русским людям в рассеянии общими усилиями собрать для этого средства – и это с успехом удалось. Приступили к постройке в 1937 году, а в 1939 году храм был закончен. Завесой на царских вратах храма стал сшитый вдовами и женами моряков Андреевский флаг. Иконы и утварь были взяты из корабельных церквей, подсвечниками служили снарядные гильзы, а на памятной доске из мрамора названы поименно все 33 корабля, которые ушли из Севастополя в Бизерту… Этот пятиглавый храм носит имя святого князя Александра Невского. В нем состоялись прощальные церемонии по кораблям эскадры. Отпевали здесь, прежде чем проводить на кладбище, и русских офицеров и матросов. После Второй мiровой войны маленькая русская община совсем сжалась. За церковью долгие годы присматривала А.А. Ширинская-Манштейн.
Анастасия Александровна Ширинская-Манштейн (1912 г.р.) осталась последней русской в Бизерте. Ее отец Александр Манштейн был командиром миноносца "Жаркий". Всю жизнь она прожила в этом арабском городке, где похоронила отца и многих его сослуживцев, где, ухаживая за их могилами, полвека преподавала математику частными уроками, в школе и местном лицее. В 2006 г. муниципалитет Бизерты переименовал площадь города, на которой расположен храм Св. Александра Невского, и назвал её именем Анастасии Ширинской.
Справка:
Командующий Русской эскадрой в Бизерте контр-адмирал Михаил Андреевич Беренс (1879-1943) в годы Первой Мировой войны стал кавалером орденов Святого Станислава 3-й степени с мечом и бантом, Святой Анны 2-й, 3-й и 4-й степеней, Святого Владимiра 4-й степени с мечами и бантом. Также награжден Золотой саблей с надписью "За храбрость" и орденом Святого Георгия Победоносца 4-й степени. Он умер в 1943 г. одиноким человеком в пригороде Туниса городке Мигрин и похоронен на маленьком местном кладбище.
Контр-адмирал Александр Иванович Тихменев (1878-1959), кавалер орденов Святого Станислава 2-й степени с мечами, Святой Анны 2-й степени с мечами, Святого Владимiра 4-й степени с мечами и бантом. Умер в Бизерте 25 апреля 1959 года.
Анастасия Александровна Ширинская-Манштейн скончалась в Бизерте 21 декабря 2009 г. в 6 часов утра, на 98 году жизни.
Вложения
chernomorsky_flot_bizerta_clip_image002_0008.jpg
"Генерал Алексеев" в порту Бизерта
11.jpg
ПЛ перед разделкой на металлолом
10.jpg
Флагман Русской эскадры "Генерал Алексеев"
9.jpg
8.jpg
"Георгий Победоносец" на внутреннем рейде Бизерта
7.jpg
6.jpg
5.jpg
4.jpg
2.jpg
1.jpg
Последний раз редактировалось Александр 07 фев 2012, 08:54, всего редактировалось 1 раз.
Александр
 
Сообщения: 598
Зарегистрирован: 24 июн 2009, 05:14

Re: Черноморский флот

Сообщение Александр 28 дек 2011, 10:21

Описание Храма святого князя Александра Невского в г. Бизерта

История русской православной общины в Тунисе начинается с 1920 года, когда из Константинополя в тунисский порт Бизерта пришли 35 русских военных кораблей, команда которых отказалась служить большевистскому режиму в России. После эвакуации из Крыма в Константинополь количество и состав экипажей боевых единиц Российского Черноморского Императорского Флота уже не соответствовали его названию и потому Черноморский Флот приказом командующего от 21 ноября 1920 года был переименован в Русскую эскадру. После кратковременного пребывания в Константинополе Русская эскадра, совершив героический переход в тяжелых погодных условиях, встала на якорь в Бизерте, с более чем шестью тысячами русских людей-офицеров, нижних чинов и членов их семей. Вместе с ними прибыли 13 православных священников.
Среди них выделялся отец Георгий Спасский, который, согласно французским архивам, уже с 1921 года начал переписку с властями Франции, осуществлявшей протекторат над Тунисом, об оформлении русского православного прихода. Церковные службы проходили на специально оборудованной для этих целей палубе линейного корабля « Георгий Победоносец» и в созданном неподалеку от Бизерты, в местечке Джебель Кебир на базе французского военного форта, Морском корпусе, который просуществовал пять лет, выпуская гардемаринов.
В 1924 году с признанием Францией Советской России, русские корабли перешли в собственность метрополии. Бывший начальник штаба Русской эскадры в Бизерте контр-адмирал А. Тихменев писал: « В далекой Бизерте, в Северной Африке, где нашли себе приют остатки Российского Императорского Флота, не только у моряков, но и у всех Русских людей дрогнуло сердце, когда в 17ч. 25м. 29 октября 1924 года раздалась последняя команда « На Флаг и Гюйс» и спустя одну минуту - «Флаг и Гюйс спустить». Тихо спускались флаги с изображением креста Святого Андрея Первозванного, символ Флота, нет - символ былой, почти 250-летней славы и величия России». В 1925 году в Тунисе оставалось уже не более 700 русских. Остальные разъехались по всему миру.
Часть русской общины еще ранее перебралась в тунисскую столицу, где в снятом приблизительно в 1922 году доме N 60 на улице Зешегз было оборудовано помещение для церкви, получившей название Воскресения Христова. Сюда привезли иконостас и церковную утварь с кораблей. Служил Отец Константин Михайловский, проживавший с семьей в этом же доме.
Корабельная церковь на «Георгие Победоносце», где до спуска Андреевского флага служил Отец Иоаникий Полетаев, была перенесена в снятую бизертскую квартиру на улице Апри, в одной из комнат которой и происходили службы.
Православный церковный приход, образовавшийся в Тунисе, формально находился под опекой Русской Православной Зарубежной (Карловацкой) Церкви, вначале обосновавшейся в Сербии, а затем в США в Нью-Йорке.
В начале 30-х годов корабли Русской эскадры, переданные французам, пошли на слом. Оставшиеся в Бизерте россияне вынашивают идею о строительстве церкви в память об эскадре. В этих целях создается оргкомитет в составе адмирала Беренса А. М. (председатель), адмирала Ворожейкина С. Н., капитана первого ранга Гильдебранта Г. Ф., капитана-второго ранга Рыкова И. С. и старшего лейтенанта Манштейна А. С. Погибший в Бозе и покоящийся на бизертском кладбище старший лейтенант был отцом поныне здравствующей и проживающей в Бизерте А. А. Ширинской (урожденной Манштейн), попавшей сюда восьмилетней девочкой в 1920 году на борту миноносца «Жаркий» под командой своего родителя.
В 1936 году получено разрешение французских властей на строительство храма. На основании решения муниципалитета N 230 от 11 сентября 1937 года в Бизерте начинается и в 1938 завершается его строительство на пожертвования русских эмигрантов. Первым настоятелем храма, освященного в честь святого Благоверного Великого Князя Александра Невского, был протоиерей Иоаникий Полетаев. Как отметил выше упомянутый контр-адмирал А. Тихменев, «... там, в Бизерте сооружен скромный Храм-Памятник последним кораблям Российского Императорского Флота, в нем завеса на Царских Вратах-Андреевский стяг, в этом Храме-Памятнике мраморные доски с названиями кораблей эскадры. Храм этот будет служить местом поклонения будущих русских поколений».
25 января 1937 года специальным указом разрешено создание Ассоциации православных Бизерты, устав которой был утвержден 28 февраля 1938 года.
После II мировой войны начался сбор средств на строительство православного храма в тунисской столице. Большая часть поступила от русских эмигрантов-родственников различных морских чинов. В 1953 году получено разрешение, а в октябре того же года заложен первый камень на строительстве церкви Воскресения Христова. Под камень помещена частица мощей священномученика Киприана, епископа Карфагенского, знаменитого распространителя христианства на тунисской земле в III веке. С июня 1955 года получает право на существование Православная ассоциация церкви Воскресения в Тунисе. В июне 1956 года строительство церкви завершено, а в июле состоялось торжественное освящение тунисского храма, которое совершил Преосвященный Иоанн, епископ Шанхайский. В церковь переносятся иконы и утварь из бывшего церковного помещения на улице Зешег.
Ассоциации русских православных христиан получают купчую и дарственную на земельные участки под церквями Александра Невского и Воскресения в Бизерте и Тунисе вначале от французских властей, а после признания Францией независимости Туниса 20 марта 1956 года их право на владение участками подтверждается и указами первого президента Туниса Хабиба Бургибы.
После провозглашения независимости большинство русских, имевших французское подданство, вынуждено переехать, во Францию. В начале 60-х годов русская колония в Тунисе представлена всего несколькими семьями. В Бизерте проживали лишь две семьи - Ширинских и Иловайских. Настоятели храмов покидают Тунис. Остро встает вопрос о содержании церквей и сохранении их имущества. В ответ на тревожные письма Иловайского И. О. секретарь Архиерейского Синода Русской Зарубежной Православной Церкви, епископ Григорий сообщает из Нью-Йорка, что Синод постановил поручить Преосвященному Архиепископу Антонию Женевскому и Западно-Европейскому направить кого-либо из его священнослужителей в Бизертудля выяснения положения на месте. Секретарь Архиерейского Синода также предлагает рассмотреть возможность передачи наиболее памятных и ценных церковных предметов на хранение в музей Русской Зарубежной Православной Церкви в Свято-Троицкий монастырь в США. Архиепископ Антоний Женевский способен лишь выразить сочувствие. В своем письме в феврале 1989 года он поддерживает намерение взявшей к тому времени на себя ответственность за русское наследство в Тунисе А. А. Ширинской-Манштейн зарегистрировать приходящие в упадок церкви как памятники истории в надежде получить средства на их ремонт. Но ее обращение к властям остается без ответа. Приезд в Тунис из Нью-Йорка архиепископа Аавра также оказался безрезультатном.
Начиная с 1963 года оба прихода в Тунисе и Бизерте лишь один-два раза в году обслуживал греческий священник Александрийской Патриархии из греческого православного собора в столице. Тем не менее, количество прихожан стало постепенно увеличиваться за счет женщин из России и других республик СССР, вышедших замуж за тунисцев, получивших образование в советских вузах. Многие из них вступили в Православные ассоциации Туниса и Бизерты.
В феврале 1990 года А. А. Ширинская-Манштейн, возглавившая русскую православную общину в Тунисе, выражая волю верующих, обратилась к Патриарху Московскому и всея Руси Пимену. В своем письме она сообщила, что православные " приходы в Тунисе, находящиеся под юрисдикцией Русской Зарубежной Церкви, уже около 30 лет не имеют русского священника, а побывавший в Тунисе в 1989 году представитель Синода архиепископ Аавр не помог возродить духовную жизнь общины. В этой связи А. А. Ширинская-Манштейн попросила Патриарха принять русскую православную общину под юрисдикцию Московской Патриархии и направить в Тунис священника из Москвы. Здесь следует отдать должное архиепископу Антонию Женевскому, который, по свидетельству А. А. Ширинской, проявил понимание и согласился с ее решением как единственным способом спасти церкви, на которые уже стали покушаться тунисцы под предлогом их бездействия.
В марте и июне 1990 года в Тунисе побывал и встретился с верующими Экзарх Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Александрийском архимандрит Феофан. В своем рапорте председателю Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата архиепископу Смоленскому и Калининградскому Кириллу он констатировал наличие в Тунисе, помимо представителей старой эмиграции, более тысячи соотечественниц, проявляющих большой интерес к вере и по-настоящему верующих. Архимандрит Феофан также отметил имеющий место неформальный интерес к церкви членов советской колонии в Тунисе. Он заключил свой рапорт выводом о целесообразности принятия православных соотечественников, проживающих в Тунисе, под омофор Патриарха Московского и всея Руси и направления туда священника. По информации архимандрита компетентные тунисские власти не возражали против открытия прихода Русской Православной Церкви в Тунисе, а посольство СССР обещало всяческую поддержку.
18 февраля 1992 года Патриарх Московский и всея Руси и Священный Синод постановили принять Русскую православную общину в Тунисе под юрисдикцию Московского Патриархата и назначить священника Димитрия Нецветаева настоятелем Воскресенского храма в столице Республики. К этому времени, благодаря взносам новых членов Православных ассоциаций Туниса и Бизерты, удалось частично отремонтировать храмы. Благотворительный взнос в размере трех тысяч американских домаров на приведение в порядок церквей поступил от Ясира Арафата - руководителя Организации освобождения Палестины, штаб-квартира которой находилась в тунисской столице. В феврале 1992 года на освящении храма Александра Невского после ремонта присутствовала супруга Я. Арафата - Суха, христианка по происхождению. Она сделала вклад в церковь в виде искусно выполненной из оливкового дерева «Тайной Вечери».
Вложения
bizerte_temple_2.jpg
Храм Александра Невского в г.Бизерта
bizerte_temple_0.jpg
bizerte_temple_4.jpg
image004.jpg
image006.jpg
Православное кладбище г.Бизерта
image005.jpg
Александр
 
Сообщения: 598
Зарегистрирован: 24 июн 2009, 05:14

Re: Черноморский флот

Сообщение Александр 28 дек 2011, 12:09

Еще немного фото о судьбе русских военных моряков и их эскадры .
Вложения
 Гневный Поспешный и Дерзкий  1922 Бизерта.jpg
 внутреннем рейде Бизерты.jpg
 Морского корпуса в Бизерте.jpg
 Алмаз и посыльное судно Китобой.jpg
 легкого крейсера Алмаз.jpg
 офицеров эвакуированных в порт Бизерта.jpg
 Победоносец 1919 г Севастополь.jpg
5.jpg
3.jpg
2-я рота Владивостоцких гандемарин в Бизерте.jpg
2-я рота Владивостоцких гардемарин в Бизерте
1.jpg
Александр
 
Сообщения: 598
Зарегистрирован: 24 июн 2009, 05:14

Re: Черноморский флот

Сообщение Александр 12 янв 2012, 16:49

Нашел интересное фото,на которой запечатлены солдаты Вермахта на фоне орудий ,снятых с «Александра Третьего»(Воля),базирующегося в порту Бизет (Тунис)в составе Русской Эскадры.Орудия главного кабира 12 x 30.5 cm и18 x 13 cm были сняты с корабля перед отправкой его на металлолом.В начале 1940 года когда началась Зимняя война (конфликт между СССР и Финдяндией) французы отправили на помощь финам три транпорта,груженные русскими орудиями.Два транспорта благополучно добрались до Финляндии,а третий транспорт «Nina» ,был захвачен немцами вовремя оккупации Норвегии
И еще немного фото из порта Бизерта.
Вложения
WhiteRussian.jpg
Русский Императорский Флот в Бизерте
sc0006ae50.jpg
Экипаж пл "Утка",Бизерт
.jpg
Вулкан как и Крондштат был выкуплен французами
.jpg
Крондштат в Базерте
 и Буревестник.jpg
Тюлень и Буревестник перед отправкой на разделку
13%20cm%20russian%20%20K%20L%2055.JPG
Александр
 
Сообщения: 598
Зарегистрирован: 24 июн 2009, 05:14


Вернуться в Россия - великая морская держава

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


cron